Дед и моё детство. Насилие над ребёнком. Но не половой акт.

Кто-то любит напоказ...
Алёша
Потенциальный секс-объект
 Дед и моё детство. Насилие над ребёнком. Но не половой акт.

Сообщение Алёша »

Помню, дед один раз попытался меня подвести к тому, чтобы я при нём снял с себя трусы, и остался совсем голый. Дело было летом, на Украине, я когда приходил к деду, мог там ходить или в одних трусах, или в одних шортах и трусах. По его двору обнесённому забором, и по хате. И по деревьям тоже так лазил, на территории его двора. Я был гордый и мне было важно, чтобы никто не ограничивал мою свободу, чтобы мне никто не запрещал лазить по деревьям, например. Мне было лет около 10-ти. Помню сходил я в туалет покакал, а дед мне и говорит - "Надо водой промывать попу, брать таз с водой, рукой зачерпывать воду из таза, и этой водой мыть попу, после того как покакал. Каждый раз. Чего ты так не моешь?, надо так мыть, надо промывать, садиться на корточки и сидя над тазом так мыть. Это называется гигиена." Конец цитаты. А я тогда не принял это его предложение. Мне показалось что это слишком утомительно, и слишком долго, вместо того чтобы туалетной бумагой пользоваться, там с тазом и водой возиться. Да и трусы перед дедом снимать, тоже не хотелось. Я ж тогда понял, что такая процедура потребует снять с себя трусы, причём полностью снять. Унижаться перед дедом не хотелось тоже, вроде как. Я ж был гордый. Я посчитал это за оскорбление, что он мог бы меня голым увидеть. Сейчас трудно вспомнить, но помню точно что это его предложение, я не принял. Не увидел он меня голым, тогда. Но, что бы вы думали? Дед после этого сделал то, чего я от него тогда - никак не ожидал. Он поступил не как родственник а как чужой.

После "этого" дед сделал то, чего он раньше не делал. Словом "этого" я назвал ставшее для меня тогда не понятным, предложение, помыть голую попу, при деде, после того как сходил в туалет по большому. Короче. Мне было лет около 10, но это было уже в другой день. Я пошёл в душ, там мылся под душем, совсем голый. А душ у него стоял на улице. Точно не помню, почему у деда получилось открыть, распахнуть дверь этого душа, именно когда я там был совсем голый, без трусов. Не помню. Может быть там крючок сломался, и надо было как-то там дверь прижать, чтобы она не открывалась. И поэтому он смог открыть? А может быть дело было в чём-то другом. Я-то дверь закрыл бы наверное, это точно, на 100 %, на крючок. Но дед почему-то сумел её открыть, когда я был в душе. Может быть он сам, тот крючок сломал, намеренно, перед тем как я пошёл в душ? Не помню, не знаю. Но очень сомневаюсь чтобы я сам, дверь на крючок не закрыл, зайдя в душ. Мне тогда было лет около 10, а дети обычно более стыдливы чем взрослые. Во много раз, гораздо, более стыдливы. Короче. Когда я был в душе совсем голый, дед распахнул дверь душа и увидел меня совсем голого, без трусов. Он улыбался, и посмеивался. Я возмутился тем, что он именно специально, намеренно, так открыл дверь, зная что я там голый. Я возмущённо что-то ему сказал, или даже прокричал, стоя перед ним с голой писькой. Я ещё пытался закрыть ту дверь. Наверное пытался прикрыть и письку, точно не помню. Тяжело качать права, и кому-то угрожать, или кого-то в чём-то обвинять, когда совсем голый перед этим человеком, ну тем кому всё это выкрикиваешь. Что дальше было - не помню. После этого я пришёл к второму моему деду. У него я жил всё лето, кроме тех дней когда приходил к тому деду который открыл дверь душа. Я изменился. Сначала я был против того что сделал дед. А потом перестал быть против и стал - за.

Потом через несколько дней я пришёл опять к тому деду. Я решил что навру. То есть, - сделаю вид что забыл надеть трусы, а сам трусы не надену намеренно. Главное чтобы писька не встала, думал я тогда. Я сказал деду "Что-то жарко, пойду сегодня в душ, ладно?" Он сказал - "конечно иди". А мне было около 10 лет. Ну и, я зашёл в душ, разделся, полностью, трусы повесил на крючок. Встал на табуретку, открыл душ, постоял под водой. И потом, не надевая трусы, я вышел из душа. Там не было других моих родственников, только дед. Если бы они были, может быть я не сделал бы этого. Я вышел из душа совсем голый. Я пошёл в кухню, стараясь не допустить эрекции, и не допуская эрекции, и не прикрывая болтающуюся пипиську руками, прямо к деду, который был в кухне. А между кухней и душем было расстояние под открытым небом, душ был отдельно от здания кухни. Расстояние от душа до кухни - метров 10. Я думал о чём-то, так чтоб писька не встала. Подхожу к деду и говорю, "ну что, дашь мне доски из которых я могу построить сооружение?" А он мне - "Дам." Я такой - "ой блин, я трусы забыл надеть". Это и было моё враньё. Я произнёс его уже после того как дед увидел меня голым, спереди, с пиписькой которую я даже не прикрывал ни одной рукой, и я произнеся эти слова, закрыл письку рукой, и сразу же допустил эрекцию, писька начала твердеть и дёргаться как бешенная, но уже прикрытая моей рукой. От деда я был на расстоянии метра 3, и я был ему виден.

Мне тогда было около 10 лет, и сделал я это потому, что в тот день когда мой дед открыл дверь душа и увидел меня голым, я испытал приятное чувство в письке, от того что дед меня так унизил. То есть, я испытал удовольствие в письке, именно от того что дед меня увидел голым, без трусов, и это для меня было унизительно, ну стыдно, оскорбительно. Если б не было стыдно, то и удовольствия я не испытал бы. Это было насилие деда надо мной. Но - приятное для меня насилие.

И вот, мы с дедом пошли из кухни на улицу, я держал руку прикрывая окаменевшую, отвердевшую, подрагивающую но загнутую дугой, письку. Второй рукой я прикрыл попу, но не смог прикрыть её полностью. Мы подошли к тому месту где я мог построить сооружение, типа игрушечный дом из досок и фанерок. Дед мне говорит - "пойдём в сарай я тебе дам доски". Я говорю "пошли". В письке было настолько приятно, что я не посмел прекратить это удовольствие и пойти надеть трусы. А руку от письки убрал, и говорю деду "Дедушка, но ты не смотри.". "Он говорит "та ты так и ходил бы без трусов". Я промолчал, и присел на корточки, боком к деду, чтобы он не видел пульсирующей и дёргающейся к верху, моей торчащей детской письки. Дед пошёл в сарай, принёс доски и положил их, на том месте, и говорит "ну играй". Я так поднялся и прошёл метра 3, и сел опять на корточки, рядом с досками. Трусы надеть и не пытался. Они висели в душе, который был от меня метрах в 8. Было так приятно в письке, так унизительно, позорно, стыдно, что я не посмел позволить себе отнять у меня это приятное ощущение. К тому же я стал такой слабый и испуганный, и покрасневший лицом, что наверное у меня и сил не хватило бы дойти до душа, а сил у меня хватило чтобы только на корточки присесть, да 3 метра пройти до места где я домик должен строить. А до душа было метров 8, это больше чем 3 метра. Такие мысли вертелись у меня в моей детской голове, тогда.

Короче, я понимал что я унижаюсь перед дедом, что это стыдно, но удовольствие в письке было таким приятным, стыдным, и страшноватым, таким мучительным для моей гордости, оскорбительным для моей детской мальчишеской гордости, что ради этого удовольствия я и решил не надевать трусы, и отдать себя на это унижение, на эту унизительную игру при деде. Игру в постройку дома из фанерок и песка. С голой попой, и торчащей голой пиписькой, которая торчала между моих согнутых в коленях ног, я сидел на корточках. Игру, ставящую меня в положение которое я сразу с испугом решил скрывать от ровесников, моих друзей, мальчишек. Я просидел там с голой попой и голой писькой, совсем голый, несколько часов, играя с теми фанерками, и с песком. Я наслаждался собственными душевными мучениями, происходившими от того что я - голый перед дедом, а он посматривает на меня и может меня видеть. Хотя недавно я был против того чтобы он видел меня голым. Я наслаждался своим унижением, настолько страшным что я и представить себе не мог, как я отреагировал бы если бы мои друзья, тоже дети, это увидели бы. Я тогда, во время этого унижения, в то время когда сидел совсем голым, во дворе у деда, я тогда чувствовал себя очень слабым, трусливым, опозоренным, и осознавал что дед меня оскорбил тем, что видел меня голым. Дед собирал для меня яблоки в саду, и поглядывал на меня с боку. Главное, там вокруг его двора был забор, из деревянных досок, между которыми были щели шириной около 4 сантиметра. И все кто ходили по улице, мою голую попу наверное могли видеть. Но я же сам, это выбрал и сделал. Правда под предшествовавшим этому, давлением деда, но всё-таки - сам.

У кого было такое, что ваш родственник сделал вас эксгибиционистом, причём в детстве, причём именно насилием? Ну или просто предложением побыть голым? Да, мне и самому страшно писать об этом. Насилие над ребёнком, моё получение моего удовольствия от собственных, ну моих, моральных мучений, от собственного моего унижения. Мучения-то моральные, а удовольствие - физическое. Детское. И в том месте которое мне, моя мальчишеская гордость велела держать прикрытым трусами. Имею в виду место тела. Я - предал сам себя. Предал свою гордость. Детскую, мальчишескую. Ради удовольствия. Потому что, уж очень оно приятное было, то удовольствие. Вот поэтому и предал. Нет, идиоты и идиотки те, которые в книге про маньяка убийцу Головкина написали, что у большинства людей секс связан не со страхом а с радостным чувством любви, без чувства страха. Конец цитаты. Такой "секс" - это вообще не секс. Секс - связан со страхом. Честное слово, я не маньяк убийца, никого не убил, и не собираюсь убивать, но, мой детский секс, без полового акта, я это называю словом секс, он был настолько страшен что я почему-то думаю, что этим, тем что мой детский секс был настолько страшен, он подобен сексу Чикатило или Головкина. Только, те любили унижать других, а я - себя. Но и дед тоже, тут постарался, считай виноват. Хотя никакого полового акта не было ни разу. Сексом я назвал - моё сидение в голом виде перед дедом. Можно это назвать сексом? Секс без полового акта.

Реклама
Алёша
Потенциальный секс-объект
 Re: Дед и моё детство. Насилие над ребёнком. Но не половой акт.

Сообщение Алёша »

Большое удовольствие мне доставляло и то, что моя попа была голой, и дед наверное её видел. То есть, удовольствие мне доставило - и то что дед увидел меня голым спереди, но не только это, а ещё и то что наверное он видел меня голым и сзади. Ради удовольствия я пошёл на то, что сделал себя человеком, мальчишкой, который вообще боится своё лицо деду показывать, и приходить к нему. Ну да, после всего этого, мне хотелось не приходить к деду.

Все эти удовольствия я получал именно тогда, в возрасте 10 лет. Это - детские удовольствия. Тем и страшные.

Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ, комментарий, отзыв

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :oops: :roll: :wink: :muza: :sorry: :angel: :read: *x) :clever: :unknown: :voprosy: :bel_flag: :smile001: :ireful1: :please: :yes: :daypyat: :cat1: :cat2:
Ещё смайлики…
   
К этому ответу прикреплено по крайней мере одно вложение.

Если вы не хотите добавлять вложения, оставьте поля пустыми.

  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Эксгибиционизм»